Подпись: Письмо Кати Сусаниной или бред сивой кобылы с коммуняжьего свинного хлева.
Подпись: Агитпром « Молодой коммунисто представляет»
Подпись: Март, 12, Лиозно, 1943 год. 

Дорогой, добрый папенька!

Пишу я тебе письмо из немецкой неволи. Когда ты, папенька, будешь читать это письмо, меня в живых не будет. И моя просьба к тебе, отец: покарай немецких кровопийц. Это завещание твоей умирающей дочери.
Несколько слов о матери. Когда вернешься, маму не ищи. Ее расстреляли немцы. Когда допытывались о тебе, офицер бил ее плеткой по лицу. Мама не стерпела и гордо сказала: "Вы не запугаете меня битьем. Я уверена, что муж вернется назад и вышвырнет вас, подлых захватчиков, отсюда вон". И офицер выстрелил маме в рот...
Папенька, мне сегодня исполнилось 15 лет, и если бы сейчас ты, встретил меня, то не узнал бы свою дочь. Я стала очень худенькая, мои глаза ввалились, косички мне остригли наголо, руки высохли, по-хожи на грабли. Когда я кашляю, изо рта идет кровь - у меня отбили легкие.
А помнишь, папа, два года тому назад, когда мне исполнилось 13 лет? Какие хорошие были мои именины! Ты мне, папа, тогда сказал: "Расти, доченька, на радость большой!" Играл патефон, подруги поздравляли меня с днем рождения, и мы пели нашу любимую пионерскую песню...
А теперь, папа, как взгляну на себя в зеркало - платье рваное, в лоскутках, номер на шее, как у преступницы, сама худая, как скелет,- и соленые слезы текут из глаз. Что толку, что мне исполнилось 15 лет. Я никому не нужна. Здесь многие люди никому не нужны. Бродят голодные, затравленные овчарками. Каждый день их уводят и убивают.
Да, папа, и я рабыня немецкого барона, работаю у немца Шарлэна прачкой, стираю белье, мою полы. Работаю очень много, а кушаю два раза в день в корыте с "Розой" и "Кларой" - так зовут хозяйских свиней. Так приказал барон. "Русс была и будет свинья",- сказал он.
Я очень боюсь "Клары". Это большая и жадная свинья. Она мне один раз чуть не откусила палец, когда я из корыта доставала картошку.
Живу я в дровяном сарае: в колшату мне входить нельзя. Один раз горничная полька Юзефа дала мне кусочек хлеба, а хозяйка увидела и долго била Юзефу плеткой по голове и спине.
Два раза я убегала от хозяев, но меня находил ихний дворник. Тогда сам барон срывал с меня платье и бил ногами. Я теряла сознание. Потом на меня выливали ведро воды и бросали в подвал.
Сегодня я узнала новость: Юзефа сказала, что господа уезжают в Германию с большой партией невольников и невольниц с Витебщины. Теперь они берут и меня с собою. Нет, я не поеду в эту трижды всеми проклятую Германию! Я решила лучше умереть на родной сторонушке, чем быть втоптанной в проклятую немецкую землю. Только смерть спасет меня от жестокого битья.
Не хочу больше мучиться рабыней у проклятых, жестоких немцев, не давших мне жить!..
Завещаю, папа: отомсти за маму и за меня. Прощай, добрый папенька, ухожу умирать.
Твоя дочь Катя Сусанина...
Мое сердце верит: письмо дойдет.

Вскоре после освобождения белорусского города Лиозно в 1944 году при разборе кирпичной кладки разрушенной печи в одном из домов был найден маленький желтый конверт, прошитый нитками. В нем оказалось письмо белорусской девочки Кати Сусаниной, отданной в рабство гитлеровскому помещику. Доведенная до отчаяния, в день своего 15-летия она решила покончить жизнь самоубийством.
Перед смертью написала последнее письмо отцу. На конверте стоял адрес:
"Действующая армия. Полевая почта №... Сусанину Петру". На другой стороне карандашом написаны слова: "Дорогие дяденька или тетенька, кто найдет это спрятанное от немцев письмо, умоляю вас, опустите сразу в почтовый ящик. Мой труп уже будет висеть на веревке". 

Номер полевой почты, написанный на конверте, устарел, и письмо не могло попасть адресату, но оно дошло до сердца советских людей! 
Подпись: БУГАГА(((((

Агитпроп молодых коммуняг)) Шито все белыми нитками. остарбайтерам с Баерна даж бабло платили. Не говоря о хорошем по временам войны хавчике и жилье.

1,5 миллиона советских граждан в 1945 году остались в союзных зонах оккупации наотрез отказавшись ехать в СССР

 

Жирным в скобках - мои комментарии

Март,
12, Лиозно, 1943 год.
Дорогой, добрый папенька (
в Белоруссии 1943г. стандартной формой обращения к отцу было "батя", "тятя")!

Пишу я тебе письмо из немецкой неволи. Когда ты, папенька(
опять - нестандартное обращение), будешь читать это письмо, меня в живых не будет. И моя просьба к тебе, отец(опять - нестандартное обращение): покарай немецких кровопийц. (откуда девочка в оккупации знала советские агитпроповские штампы?) Это завещание твоей умирающей дочери.

Несколько слов о матери (
нестандартное обращение). Когда вернешься, маму не ищи. Ее расстреляли немцы. Когда допытывались о тебе, (зачем допытывались и что ценного знала об отце мать девочки-героини письма?) офицер бил ее плеткой по лицу. Мама не стерпела и гордо сказала: "Вы не запугаете меня битьем. Я уверена, что муж вернется назад и вышвырнет вас, подлых захватчиков, отсюда вон". (какая-то глупость, здравомыслящий человек так не полезет на рожон) И офицер выстрелил маме в рот...

Папенька, мне сегодня исполнилось
15 лет (а отец, стало быть, этого не помнит), и если бы сейчас ты, встретил меня, то не узнал бы свою дочь. Я стала очень худенькая, мои глаза ввалились (у девочки в хлеву было зеркало?), косички мне остригли наголо, руки высохли, по-хожи на грабли. Когда я кашляю, изо рта идет кровь - у меня отбили легкие (с отбитыми лёгкими кровь не идёт всё время, только в первые максимум несколько дней; и вообще, откуда она знает, что она кашляет кровью из-за отбитых лёгких?).

А помнишь, папа, два года тому назад, когда мне исполнилось
13 лет? Какие хорошие были мои именины! Ты мне, папа, тогда сказал: "Расти, доченька, на радость большой!" Играл патефон, подруги поздравляли меня с днем рождения, и мы пели нашу любимую пионерскую песню... ("пионерскую" девочка не написала бы, только агитпроп)

А теперь, папа, как взгляну на себя в зеркало - платье рваное, в лоскутках, номер на шее(
в 3м Рейхе номерные таблички никто из гражданских не носил - только узники концлагеря имели вытатуированные номера), как у преступницы, сама худая, как скелет,- и соленые слезы текут из глаз ("солёные слёзы" - слишком пафосно для такого письма). Что толку, что мне исполнилось 15 лет. Я никому не нужна. (а как же барон, которому нужна прачка?) Здесь многие люди никому не нужны. Бродят голодные, затравленные овчарками. Каждый день их уводят и убивают.

Да, папа, и я рабыня немецкого барона (
не было никаких баронов в Витебской области, баронов по французской фамилии Шарлэн не было точно), работаю у немца Шарлэна прачкой, стираю белье, мою полы. Работаю очень много, а кушаю два раза в день в корыте с "Розой" и "Кларой" (в Германии свиньям редко дают человеческие имена) - так зовут хозяйских свиней (человек, тем более, ребёнок, не может питаться вместе со свиньями из одного корыта и при этом нормально исполнять обязанности прачки). Так приказал барон. "Русс была и будет свинья",- сказал он.

Я очень боюсь "Клары". Это большая и жадная свинья. Она мне один раз чуть не откусила палец, когда я из корыта доставала картошку.

Живу я в дровяном сарае: в колшату мне входить нельзя. Один раз горничная полька Юзефа дала мне кусочек хлеба, а хозяйка увидела и долго била Юзефу плеткой по голове и спине. Два раза я убегала от хозяев, но меня находил ихний дворник. Тогда сам барон срывал с меня платье и бил ногами. (
не слишком ли большая честь для барона, у него что нет для этого прислуги?) Я теряла сознание. Потом на меня выливали ведро воды и бросали в подвал.(Зачем? Чтобы сделать её совсем неработоспособной?)

Сегодня я узнала новость: Юзефа сказала, что господа уезжают в Германию с большой партией невольников и невольниц с Витебщины. Теперь они берут и меня с собою. (
бред, т.к. система вербовки и перемещение остарбайтеров была централизованной) Нет, я не поеду в эту трижды всеми проклятую Германию! Я решила лучше умереть на родной сторонушке, чем быть втоптанной в проклятую немецкую землю. Только смерть спасет меня от жестокого битья. (слишком пафосно для маленькой девочки)

Не хочу больше мучиться рабыней у проклятых, жестоких немцев, не давших мне жить!..
Завещаю, папа: отомсти за маму и за меня. Прощай, добрый папенька (
опять - нестандартное обращение), ухожу умирать.

Твоя дочь Катя Сусанина (
а то отец не знает, какая у его дочери фамилия)...

Мое сердце верит: письмо дойдет.
(Не сцы! ДОЙДЕТ, ТОЛЬКО ИМЯ ТВОЕ КАТЯ СОСАнина!)

 

РЕАЛЬНОСТЬ:

"Ездил весной к однокласснику в Австрию,он туда уехал на время подзаработать.

История первая.Меня попросили передать посылку бабуле.Бабуля оказалась русской,угнанной в "рабство" во время Великой Отечественной.Помните, по фильмам,в теплушках везут молодых девок в Германию,а они все в голос орут.Так оно и было.

Привезли эту бабу Катю,сейчас фрау Катарину,а тогда молоденькую Катьку в далекую горную австрийскую деревушку,поселили к "хозяевам",дали "рабский" труд: доить одну корову и две козы,это после колхоза,где по колено в навозе
40 голов обслуживала.Первую ночь Катя спала на полу,так как не понимала,что великолепная кровать, накрытая накрахмаленной чистой простыней, хозяевами приготовлена для нее Второй казус испытала за столом (кушала за одним столом с рабовладельцами), не зная,что делать с ножом и вкусно пахнущим продолговатым предметом (сосиской).В колхозе никогда досыта не ела.

После второго дня пребывания в восточной Рейхе хозяева сказали ей : чего сидишь дома,сходи на танцы,что ли.Пошла на танцы.Через месяц вышла замуж.Дети пошли.Так и осталась в рабстве.Сейчас ездит на своем джипе (ей почти
80 лет),имеет дом и квартиру,по-русски говорить разучилась, но почти все понимает.Когда в разговоре я упомянул,что пенсия в России 20-30 долларов-расплакалась.Жалеет нас,русских в России."

Обсудить на форуме                                            Видеопортал Севастополя

Новый сайт                                                          

Вернутся на главную страницу

Подпись: ВСЕМ СЧАСТЬЯ!
Не забываем про наш замечательный сайт, Легенду Севастополя!
Даем везде ссылки на нас. Спасибо!